Подпишись и читай
самые интересные
статьи первым!

Ищем «свою» клинику пластической хирургии

Мы выбираем, нас выбирают…

О том, что сегодня каждый из нас вправе выбрать врача, у которого он будет лечиться, знают, пожалуй, все. Кстати, это право выбора закреплено за любым россиянином соответствующим федеральным законом. Клинику, где вы хотели бы сделать пластическую операцию, выбирать тоже будете вы и только вы. Однако известно ли вам, что грамотный, опытный, уважающий себя пластический хирург, будь у него такая возможность, тоже с удовольствием… выбирал бы себе пациента. Звучит, в принципе, как шутка. Но…

Включайся в дискуссию

Нет, такой выбор происходил бы не по принципу: «Это лицо мне нравится больше». Профессионалу высокого уровня, который работает в серьезной клинике пластической хирургии, подвластно если не все, то очень многое. Здесь важно другое – полное взаимопонимание врача и пациента. Скажем, приходит человек к доктору и заявляет: «Нос хочу, как у Алена Делона, скулы – как у Бельмондо, а разрез глаз – как у Ричарда Гира». Хирург же объективно оценивает все данные пациента, включая возрастные, и приходит к выводу, что его лицо, увы, даже на «Филиппа Киркорова» не «потянет». При всем желании врача и с учетом применения самых современных технологий пластической хирургии. Или «потянет», но потом человек сам будет не рад результатам.

Вот с этого и начинается будущая операция: анализы, исследование состояния кожного покрова лица – это все понятно, без этого никуда. Но главное – полный контакт врача с пациентом и понимание общей цели. Если же доктор беспрекословно принимает все, даже самые смелые ваши «хочу», будьте настороже: или вам здорово повезло, и вы познакомились с самим господом Богом, или итоги операции могут оказаться, мягко говоря, совсем иными, нежели вы ожидали.

Шкафчик-то типа «гей, славяне»

Что еще нужно знать, выбирая «свою» клинику пластической хирургии и «своего» доктора? Прислушаемся к советам профессионала – главного врача клиники пластической хирургии «Бьюти Доктор», кандидата медицинских наук, пластического хирурга Александра Дудника.

– Знаете, мне только не хотелось бы, чтобы это воспринималось как попытка «пропиарить» нашу клинику, – сразу предупреждает он. – Сегодня то и дело читаешь в глянцевых журналах: «Мы самые лучшие!» Но, во-первых, настоящие профессионалы, с уважением относясь к своим коллегам, никогда не станут рекламировать себя столь беззастенчиво, напротив – сотрудничество и обмен опытом в интересах пациента только приветствуются. А, во-вторых, и нам самим – персоналу нашей клиники – и тем, кто получал у нас помощь, известно, чего по-настоящему стоит «Бьюти Доктор» и качество нашей работы.
– Хорошо, так с чего же начать выбор клиники тем, кто решился на пластическую операцию? К слову, таких людей все больше. По некоторым данным, сегодня едва ли не четверть населения России готова к такой процедуре.
– Да, желающих вернуть себе молодость немало. Спрос же, как известно, рождает предложение. И вот здесь я хотел бы отметить одну весьма позитивную тенденцию. Отношение к практическому применению пластической хирургии в стране становится с каждым годом строже, требования к квалификации сотрудников заметно ужесточились, создана Номенклатура медицинских услуг, изменились санитарные нормы. Все это неизбежно приводит к тому, что заметно убавилось количество так называемых «пиратских» клиник.
– Поясните, пожалуйста, термин – как-то даже страшновато звучит…
– Еще не так давно клинику пластической хирургии мог открыть едва ли не любой врач у себя на квартире. Или в салоне красоты. Но ситуация меняется. Сегодня все проходят обязательную проверку Роспотребнадзора и получают необходимое санитарно-эпидемиологическое заключение. Однако даже наличие соответствующей лицензии – это еще не гарантия качества проводимых операций. Скажем, вам на глаза то и дело попадается реклама какой-то клиники (по тому самому принципу – «мы самые-самые»), вы приходите туда и поражаетесь изысканному богатству офисной мебели, сверкающему повсюду кафелю…
– Простите, Александр Павлович, а мебель-то тут причем?
– Несведущему человеку в это трудно поверить, но, как ни странно, мебель тоже «при чем». И даже строительные материалы, которыми отделано помещение. Уважающая себя и здоровье своих пациентов клиника обязательно учитывает это и имеет специальные санитарно-гигиенические сертификаты. Ведь, чтобы не допустить внутрибольничной инфекции, операционный блок и палаты постоянно обрабатываются дезинфицирующими средствами. Потому к качеству краски, полового покрытия, материалам, из которых изготовлены мебель, предъявляются очень строгие требования. Вот выписка из санитарных правил: «Наружная и внутренняя поверхность медицинской мебели должна быть гладкой и выполнена из материалов, устойчивых к воздействию моющих и дезинфицирующих средств». Я уж не говорю о применяемом медицинском оборудовании, которое должно быть не только «раскрученным» в рекламных буклетах, но, прежде всего, безопасным для пациентов. Вся используемая медтехника в обязательном порядке должна иметь регистрационные удостоверения Росздравнадзора.

Штатный хирург – или «приходящий доктор»?

Да… Оказывается, непростое это дело – выбрать правильную клинику пластической хирургии. И «своего» врача, который будет делать вам операцию. Кстати, как поведал Александр Дудник, такой врач, может статься, не обязательно будет числиться в штате выбранной вами клиники.

– Увы, это довольно распространенная практика – приглашать работающего в другом месте хирурга «на операцию», – поясняет Александр Павлович.
– Это плохо?
– Скажем так: несмертельно, но и нежелательно. Не стану говорить о том, что такой специалист обязательно должен иметь диплом об образовании и владеть знаниями по общей хирургии, знать гармонические законы пропорций лица и тела, микрохирургические приемы, лазерные технологии – это, полагаю, понятно. Но не менее важно другое: чувство локтя в коллективе. По практике работы в нашей клинике знаю, насколько это важно – чтобы во время операции рядом с пластическим хирургом трудились постоянные, штатные врач анестезиолог-реаниматолог, медицинские операционные сестры, сестры-анестезисты. Надо, чтобы и палатная, и процедурная медсестры были свои. При таких условиях каждый четко знает свое место и несет свою долю ответственности за здоровье пациента и исход операции. Если же кто-то из персонала работает по принципу: «пришел-поработал-ушел», потом труднее найти «крайнего».
– Не совсем понятно: постоянный коллектив – это желательное или обязательное условие?
– С 2013 года в России вступил в силу Порядок оказания помощи по пластической хирургии. Там четко прописан состав - обязательный минимум операционной бригады. Об этом составе я говорил выше.

Договор дороже денег

И еще главврач «Бьюти Доктор» Александр Дудник заостряет внимание на одном очень существенном моменте: речь идет о документальном оформлении отношений между клиникой и пациентом. Это ни в коей мере не снизит уровень доверия обеих сторон, но лишний раз послужит подтверждением высокого уровня ответственности медицинского коллектива за результаты его работы. Похоже на заключение официального брака в отделе ЗАГСа: согласны ли вы взять в пластические хирурги?..

Составляется договор на оказание медицинской услуги, оформляется письменное согласие пациента на операцию, отдельное согласие он дает на анестезиологическое обеспечение. По желанию пациента ему должны предъявить копии лицензии клиники, сертификатов специалистов, он имеет полное право быть информированным о препаратах и имплантатах, которые будут применяться в ходе операции – так же с документальным подтверждением.

Да, и не забудьте о выписном эпикризе: там вы найдете необходимые рекомендации в послеоперационном периоде.

Ну, кажется, все. Теперь вы готовы к выбору «своей» клиники пластической хирургии и «своего» доктора!

Включайся в дискуссию
Читайте также
Висцеральный массаж – давно забытая практика
Клещевой боррелиоз
Аллергия на сладкое
Комментарии
Ваш комментарий

Защитный код Обновить


Отправить